Любопытные рассказы (Тангсык ангмелер)
 
Региональный сайт Костанайской области
 
Категория: Ыбырай Алтынсарин | Просмотров: 1663 | автор: akimaltyn | 12-02-2013, 21:03 | Комментариев ( 0 ) | Печать
Известный киргизский оратор Джиренше по смерти первой своей жены поехал, говорят, искать другую достойную себя жену. Проехав немалую толику степи, он однажды подъехал к реке, за которою виднелся аул, но не зная брода, недоумевал, как бы переехать через реку. В это самое время на противоположный берег подошла девица с ведрами в руках, по-видимому, при-шедшая за водой. Длсиренше, увидав ее, громко спросил: «Где броды этой реки?» Она ответила: «Вон там есть брод подальше, но нужно признать его близким, а вот здесь также брод, но нужно признать его далеким». Джиренше, не задумываясь, поехал по близкому броду и, не доходя еще до середины реки, погряз в болоте, так что с большим трудом выбрался обратно на берег; затем поехал на" дальний брод и переехал через него совершенно благополучно.
Подъехав к аулу и встав за одною из кибиток, Джиренше дал хозяину знать о себе восклицанием «Суйлес!». Хозяин выбежал и немедля пригласил гостя в кибитку. В этом же семействе оказалась и упомянутая выше девушка. Посидев немного, и после расспросов о здоровье Джиренше спросил: «Нет ли чего пить?» Девушка, улыбнувшись, ответила: «Есть, но один напиток вкусный, а другой не вкусный, который прикажете подать?» Джиренше сказал: «Конечно, вкусный». После этого, девушка встала и подала в чашке холодный, горько-соленый бульон. Гость отведал бульон и поставил на землю, сказав: «Душа, это не напиток, а соль». Затем девушка подала кули, приготовленное без соли.
Джиренше понял, что девушка эта не простая, а, посмотрев поближе, увидал, что она совершенная красавица. Тут пришло ему на мысль жениться на ней; но не решаясь спросить гласно согласия ее при старике хозяине, он аллегорически повел ладонью по своему колену; в ответ на это, девушка указала на небо. Потом показал он рукою на свою бороду, а она в ответ на свой подбородок. Затем Джиренше показална голую землю, а девушка на свои руки и голову. После этого, ни слова не говоря, Джиренше поехал в другой аул, послал оттуда сватов и через несколько дней обвенчался с этою замечательною девушкой. Девушку эту и называли Карашаш, прославившуюся впоследствии умом и красотою.
Смысл аллегорических знаков, посредством которых вели переговоры Джиренше и Карашаш, заключались в том, что проведение первым по колену значило: «а если я пожелаю жениться», а указание на небо: «это дело обычное, учрежденное Небом». Указание Джиренше на свою бороду, значило: «я уже, как видишь, пожилой человек, имею бороду», а ответный знак девушки: «не имение бороды подобает только женщинам, как, например, мне». Последнее указание Джиренше на голую землю, означало: «беден я и гол, как эта земля», а указание Карашаш на свои руки и голову означало: «когда есть и здоровы руки и голова, то не должно бояться бедности».

II

Джиренше жил во время хана Джаныбека, который, ведя разные переговоры с народами через Джиренше, как искусного оратора, держал последнего (постоянно при себе; но Джиренше, будучи правдивым и не корыстным, остался навсегда бедным человеком и никогда не гнушался бедности. Напротив, просидев весь день у хана и кушая из золотых ханских блюд, но возвращении вечером в свою лачужку поговаривал: «О ты, домишко мой, ты лучше для меня и обширных палат и белоснежных ковров!».
Слава о красоте Карашаш распространилась повсюду, несчастным последствием сделалось то, что хан Джаныбек страстно влюбился в Карашаш и разными ухищрениями задумывал уничтожить Джиренше, что,-бы овладеть его женою. Однажды находясь на охоте в степи хан приказал Джиренше: «Поезжай и спроси вон перекати-поле: где оно имеет стоянки и где место жительства и если не привезешь от него основательного ответа, то сниму твою голову». Джиренше поскакал по указанному направлению, догнал перекати-поле и, остановив его пикой, постоял на месте некоторое время, а затем, прискакав обратно к хану, сказал: «Хан, я исполнил твой приказ и на спрос мой перекати-поле говорит: «Ты ли глуп, который спрашивает меня, или тот, кто тебя посылает: кочевка моя зависит от ветра, а стоянка от попутных лощин». В другой раз хан спросил Джиренше: «Что на свете всего слаще, что на свете всего крепче, что на свете всего тяжелее и что на свете всего красивее?» Джиренше ответил: «Слаще всего соль, без нее невкусна ни одна пища; крепче всего супружеские узы, тяжелее всего стыд и красивее всего тот, кого любишь».
Видя из таких выходок хана, что он придирается по всякому случаю, чтобы погубить или унизить Джиренше, последний однажды вернулся домой весьма печальный и стал в своей лачужке пригорюнившись. Увидев это, пристала к нему Карашаш и спросила: «Батыр мой, о чем ты грустишь?» Джиренше объяснил вражду к нему хана. Карашаш сказала: «Не тужи, друг мой, я избавлю тебя от этой беды; только завтра же иди к хану и попроси его к себе в гости со всеми его придворными». Джиренше воскликнул: «О жена моя, превосходнейшая из женщин, не коли хоть ты мне в глаза моею бедностью; я виноват перед тобою, что никогда не подумал сравнить тебя нарядами с другими женщинами и чтобы ты не стыдясь могла угощать званых гостей; чем же мы можем, бедная, угощать таких высоких особ, как хан и его придворные?» Карашаш сказала:  богатство не во внешности, а в нас самих: оно называется честью, которою владеют не все смертные, а только лица, богом избранные. Но исполни мою просьбу, остальное дело мое». Джиренше так и сделал.
На утро хан собрал своих придворных и, смеясь, объявил им: «Нас хочет угостить Джиренше». Затем все отправились. В кибитке оратора не могли уместиться и пять человек, потому для гостей была на дворе разостлана кошма. Когда гости все уселись, Карашаш сама поднесла хану сливки в маленькой чашечке. Хан мизинцем взял небольшое количество сливок и, положив в рот, почувствовал такой приятный вкус, какого еще не испытывал ни в одной пище. Отведав же в другой раз, стал вполне сыт. За ним чаша эта обошла всех батыров и биев, которые, отведывая немного и вполне насыщаясь, удивлялись такому свойству и вкусу поданных сливок.
Когда же все напились, хан спросил: «Красавица Карашаш, из чего и как приготовляется у тебя эта пища, подобную которой я еще не вкушал в своей жизни?» Карашаш встала и, вежливо сложив руки на грудь, сказала: «О повелитель наш, хан! Вам известно, что мой муж богат красноречием, но не имуществом, и я знала еще, что для Вас не интересны никакие богатые угощения; поэтому я и приготовила эти сливки из собственного молока. Они понравились как Вам, так и всем знатным особам, и я счастлива теперь вдвойне: и тем, что пища вышла вкусная для дорогих гостей, и тем еще, что накормив Вас и знатных особ собственным молоком, я становлюсь всем Вам матерью».
Услыхав это, хан воскликнул: «Ах!»—и тотчас уехал домой.
Через несколько дней хан пригласил к себе Джиренше, надарил им огромные богатства, а затем остался искренним их другом на всю жизнь.





Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Регистрация на сайте! Забыли пароль?

Другие новости по теме:

  • Золотой чуб (cказка)
  • Джаныбек Кошкаров
  • Жанибек-батыр
  • Каракылыш (сказка)
  • Жиренше Шешен


  • Добавление комментария



  • Наверх
     
     
     
    Copyright Altynsarin.ru © 2008-2013. При любом использовании материалов гиперссылка - www.altynsarin.ru обязательна!